Забронируйте
номер
Забронируйте стол
в "Бальмонте"
8 (4742) 210-237
Главная » История » Летопись села
Летопись села Скорняково Архангельской церкви Задонскаго уезда


Летопись эта начата 27 Ноября 1867 года, вследствие указа Святейшего Правительствующего Синода, последовавшего от 12 Октября 1866 года, и напечатанного во № 2 1867 года Воронежских Епархиальных Ведомостей. Изыскание источников для летописи, труд и вся переписка принадлежит единственно местному Священнику Василию Сергееву Оболенскому.

Местонахождение села Скорняково

Село Скорняково находится в 35 верстах на север от уездного города Задонска, вверх от него по реке Дон, и расположено, на самой границе Елецкого уезда Орловской губернии, по течению Дона по обеим сторонам его, занимая низменность в длину около 3-х верст. Наибольшая часть села находится на низменном левом берегу реки Дон, где находится приходская церковь, кладбище, дома духовенства и усадьба Помещицы Генеральши Муравьевой. А на правой гористой стороне реки находится другая меньшая часть (около 300 жителей мужского пола), приходская слобода Задонская, которая, хоть состоит приходом к селу Скорняково, в гражданском отношении находится в ведении Елецкого уезда. Кроме того к приходу села Скорняково принадлежат деревни: Обедищи в 6-ти верстах, Матюшкино1 (она же Копьян) в 3-х верстах и Гороховка2 в 5-ти верстах и несколько дворов в деревне Засосенской с усадьбой помещика Михаила Ильи Бибикова. Граничит село Скорняково на севере с Отскочным, на востоке с Тростяным и Ивовым, на юге с Патриаршим и на западе с Голиковым Елецкого уезда. Жителей в Скорняково мужского пола 1095, женского пола 1128.
Ближайшие города к селу Скорняково следующие: на востоке Липецк Тамбовской губернии в 40 верстах, на западе Елец Орловской губернии в 25 верстах (куда все жители этой местности постоянно сбывают свои деревенские произведения, и где покупают для себя все необходимое); на Севере, вверх по реке Дон Лебедянь Тамбовской губернии в 40 верстах; на юге, вниз по течению реки Дон уездный город Задонск в 35 верстах (куда жители обращаются только по административным распоряжениям, да еще для поклонения мощам Святителя Христова Тихона).

Исторические сведения о селе Скорняково (Архангельское и Ивановское тожь).
Из записок Генерала Н. Н. Муравьева (Карского) 1842 ГОДА.
Первоначальное население

По делам Вотчинной Конторы, хотя нет определенного сведения, к какому времени должно отнести начальное поселение дворов села Архангельского, и кто были первые его владельцы, но с 1680 года оно уже было населено и имело церковь во имя Архистратига Михаила. Помещик этого села, Григорий Нефедович Скорняков-Писарев, имевший землю, доставшуюся ему в том году по мене от Федора Бегичева: 125 четвертей в поле, и две под Пружинским лесом на крутом верху (что ныне земля села Архангельского), в 1681 году Царю Федору Алексеевичу приносил жалобу: «что на село его приезжали воровски два раза (первый в 1680 году, а второй в 1681 году) нарочные люди — дети Боярские: Моисей Колычев и Яков Комаревцев с товарищами. Человек до 70-ти, с луками, с пищалями, с топорами и с бердыщами; и человека его Евсея Григорьева, да крестьян его человек до 25-ти били, изувечили и ограбили, а село пожгли все без остатка, по крестьянам его стреляли из пищали, и отогнали 19-ть лошадей». Для разбора сей просьбы, и удовлетворения просителя был прислан от Царя Елецкому Воеводе Стольнику Савве Васильчикову указ.

18 Мая 1683 Цари и Великие Князья Иоанн Алексеевич и Петр Алексеевич, за его, Григория Нефедьева Скорнякова-Писарева долгую службу, и за то, что он, будучи в Царском походе в селе Коломенском, Саввинском Монастыре, селе Воздвиженском, Троице-Сергиевом Монастыре, во время нашедшего в Их Императорских Величеств3 Царствующем граде Москве мятежа и нестроения, служил им, Великим Государям, Царям и Великим Князьям верно. И в осеннее время в вышеупомянутый Царский поход в село Воздвиженское и в Троице-Сергиев Монастырь приехал в скорых числах со своими людьми, и всякую нужду принимал; а с другими боярами и Воеводы, видя в Москве нашедший мятеж и нестроение, стоял крепко, мужественно и верно; с усердным радением, и за помощью Всемогущего Бога тот мятеж и нестроение утишились. Поэтому, Великие Государи за ту верную службу хваля, пожаловали ему, с поместного его оклада с 780-ти четвертей, со ста по 10-ти, итого семьдесят восемь четвертей, из его поместья вотчину, в Лебедянском уезде, в городском стану, пустошью - диким полем, под Пружинским лесом возле реки Дон, на крутом верху, близ прежних его дач; (что ныне дача села Архангельского). Ему же, Григорию Нефедьеву Скорнякову-Писареву, отошло по мене в 1692 году от Тулянина Давыда Григорьева сына Нестерова под тем же Пружинским лесом, на Тростянском верху 185 четвертей. И вся та земля как жалованная, так и меной приобретенная, посланным межевщиком Стольником и Воеводой Иваном Ляпуновым в 1694-м году отмежевана особо. В том же году 1 февраля дана ему, Григорию Нефедьеву Скорнякову – Писареву, так называемая вводная грамота, коей повелевалось: всем крестьянам, которые будут на его земле жить, чтоб его слушали, пашни на него пахали, и доход помещиков ему платили. А в 1697-м году ему же, когда он был в чине Стольника, отошло по мене от Андрея и Федора Протопоповых, в Лебедянском уезде, в градском стану, под Пружинским лесом, на реке Дон 37 1/2 четвертей с четвериком и получетвериком в поле.

Григорий Нефедьевич Скорняков-Писарев имел трех сыновей: Генерал Майора Григория, Бригадира Богдана и Ивана. Из них Богдан и Григорий, кроме отцовского, приобрели в селе Архангельском сами некоторую часть покупкой. Из сих трех братьев прежде всех умер Иван, после коего, оставшиеся в живых два брата Григорий и Богдан, в 1711 и 17І9-м годах, часть умершего брата расписали между собой так: Лебедянское имение (что ныне Задонское), село Архангельское со всеми землями, и Елецкое имение (что ныне также Задонское), в селе Тростяном, в Ивовом, в Истобном (ныне Калинино), в Студенце, в Рогожне и в Фаустовой слободе досталось Богдану; а Григорий взял себе Каширские имения, и потому за ним Богданом Скорняковым - Писаревым в селе Архангельском, еще по 1-й ревизии состояли крестьянские души, но, сколько числом, по делам не видно.

Богдан Скорняков-Писарев, владея сим имением, при жизни своей по письменной челобитной 16 Октября 1730 года, всему тому имению, кроме Каширского и Лебедянского, то есть села Архангельского и Елецкого, села Тростяного и Студенца, учинил наследницей дочь свою девицу Марью. Которая после того была за мужем за Камер-юнкером Иосифом Ефимовским; Каширское имение оставил на пропитание себе; а Лебедянского и Елецкого, всего того, что было за ним по дачам, написал по смерти своей 4-ю часть жене своей Марфе Михайловой, но с тем, что после смерти ее и после своей смерти, все то имение определил ей же, дочери своей без отрешения.

В 1737 году Богдан, а потом и дочь его Мария Ефимовская умерли. После сей последней осталась наследницей дочь ее девица Елизавета, имением которой завладела бабка ее, вышеописанная Марфа Скорнякова-Писарева; о чем 5 Августа 1740 года принес жалобу отец ее, Граф Ефимовский Иосиф. Но не смотря на это, она, Марфа из того имения продала в селе Тростяном купленные мужем ее 4-ре усадебных места Княгине Марье Мещерской. 7 Марта 1744 года в определенном ей от мужа ее по ее смерти Лебедянского недвижимого имения в селе Архангельском, в землях, в людях (т.е. дворовых) и крестьянах по раздельной записи от крепостных дел, учинила с деверем своим Генерал-Майором Григорием Скорняковым- Писаревым полюбовный раздел, по которому чем владеть написано именно; и запись та от него Скорнякова-Писарева Григория вотчинной Коллегии со взятием указных пошлин была явлена 20 Октября 1749 года. Но прежде, нежели заведенное о том дело было решено оной Коллегией, именным Ее Императорского Величества Императрицы Елизаветы Петровны указом, данным Правительствующему Сенату 16 Ноября 1749 года, велено: те Богдана Скорнякова-Писарева недвижимое имения отцовские, доставшиеся по разделу с братом его Григорием Скорняковым-Писаревым и собственные его, все, что было за ним по дачам и крепостям справить за внучкой его Богдановой, той Елизаветой Ефимовской, сговоренной тогда, а потом вышедшей в замужество за Графа Ивана Григорьевича Чернышева. Выделя из того указную часть на пропитание жене его, Богдановой вдове Марфе Михайловне, из одних тех деревень, которые от мужа ее при себе на содержание по ее смерть определил собственное же ее Марфино недвижимое при ней да будет по ее смерть; только как из оного, так и из мужнего, что ей на указную часть достанется, в жизнь свою ей никому не продавать, и не закладывать и не разорять, под лишением оных. Что же она Марфа с определенных от мужа ее дочери их Марье в наследство деревень, по смерти ее Марьиной во владение свое оными доходов получала, и оные все ей Марфе вышеупомянутой внучке своей Елизавете как собственное ее после смерти в наследство надлежащее возвратить. А то, что недвижимого посторонним продала: то освидетельствовать, и ежели те продажи и сделки учинены правильно без всякого подлогу, и тому проданному быть за теми, кто купил, а сделку засвидетельствованную оставить, а ей Марфе то проданное зачесть на указанную часть; а в которых явится подлог, те возвратить в зачет той же указной части4.

1 Апреля 1750 года Марфа Скорнякова-Писарева умерла, а за смертью ее, ни той указной части ей выделено не было, ни доходов в пользу внучки ее с нее не взыскано. А утверждено то имение все дедовское Бригадира Богдана и собственные ее Марфы за ней, Графиней Чернышевой, как по тому именному указу, так и по решению вотчинной Коллегии 8 Июня 1750 года. Равномерно тем же решением сделка ее Марфы с деверем Генерал-Майором Григорием Скорняковым-Писаревым об Архангельском имении уничтожена. Проданные в селе Тростяном четыре усадебных места утверждены за княгиней Мещерской; ибо выданная на них от Марфы Скорняковой-Писаревой купчая оказалась совершенно без подлога и правильно.

На основании сих состоявшихся: именного указа и решения вотчинной Коллегии оные имения, за ней, Графиней Елизаветой Чернышевой по двум отказам, бывшим 21 июня и 5 Августа1750 года, справлены и отказаны, бесспорно, с прописанием в тех отказах самого количества земли, и с бывшими за Марфой Скорняковой-Писаревой по 2-й ревизии в селе Архангельском крестьянскими душами.
После того, а именно в 1755 году, жена Графа Ивана Григорьевича Чернышева, Елизавета умерла, оставив одну дочь Графиню Евдокию; но и она 29 Декабря 1758 года умерла. Со смертью дочери Граф Иван Григорьевич остался бездетен. И в имении жены своей наследовал во всех деревнях в одной только указной части; а все остальное наследовал дядя ее Майор Иван Григорьевич Скорняков-Писарев (сын Генерала Майора Григория), с которым он 12 Июня 1759 года учинил в вотчинной Коллегии полюбовный раздел. По сему разделу Графу досталось, вместо клочков во всех деревнях, к одному месту Лебедянского уезда (что ныне Задонского) село Архангельское и село Ивановское с принадлежащими к тем селам землями: в селе Тростяном, Истобном, Ивовом, Фаустовой слободке и в деревне Кураповой; и что явится во всех дачах по крепостям и сделкам с покойным отцом его Генерал-Майором Григорием Григорьевичем Скорняковым-Писаревым, что было куплено на его имя к тем селам: земель, людей и крестьян с принадлежащими к ним всякими угодьями с людьми и крестьянами, кои во второй ревизии написаны и в подушный оклад положены, в тех селах: Архангельском, Ивановском, не выключая ничего, что ему Майору Ивану после дяди его Богдана Григорьева в оных селах по наследству надлежит, с помещичьим в оном двором, мельницей и винокуренным заводом, и со всяким каменным и деревянным строением, что он Граф Иван Чернышев при жизни покойной жены своей обучал разным мастерствам, а именно: Никиту и Родиона Черновых с женами и детьми, Никиту Сермягина, Трифона Андреева, Александра и Ивана Эскелевых, Якова Шетравина, и вдову, написанного по первой ревизии Калмыцкой нации Егора Богданова сына Соколова, жену его Анну Петрову с детьми, Калмыцкой же нации Иваном Андреевым с женой и детьми и со всеми их пожитками. Порожние же земли в селе Студенце и в селе Ивовом вместе с другими имениями достались ему Майору Ивану Григорьеву Скорнякову-Писареву, от коего впоследствии времени Граф Иван Григорьевич приобрел еще земли покупкой, по купчей 18 Июня 1759 года в селе Тростяном 70 четвертей, дошедшие ему продавцу, по покупке же от солдата Родиона Чернова. Потом в вышеописанном разделе он Граф Чернышев и Майор Иван Скорняков-Писарев вотчинной Коллегии были допрашиваемы, и в допросе оной вполне утвердили. Поэтому решением вотчинной Коллегии, состоявшейся 2 Августа 1759 года, велено: эти имения окажутся не вымороченными, и недоимки, неописанными, и кроме Ивана Скорнякова-Писарева других наследников ближе нет, то доставшиеся каждому части справить и отказать за ними, Графом Иваном Чернышевым и Иваном Скорняковым-Писаревым, которые и отказаны за Графом Чернышевым по двум отказным книгам, 30 Сентября и 7 Октября 1759-го года. Почему во время наступившей в 1762 году третьей ревизии крестьяне же и дворовые люди села Архангельского были положены уже за ним, Графом Иваном Григорьевичем Чернышевым, в количестве 502 душ, как о том видно из решения Правительствующего Сената 1801-го и 1802 годов.

Но в то время, когда Майор Иван Скорняков-Писарев подал от себя просьбу о подобном отказе за ним его части: тогда возник спор о правах сего наследства от Полковницы Татьяны Михайловой Волковой и Порутчицы Ксении Васильевой Загряжской, которые называя себя ближайшими имению тому наследницами, потому что из них Волкова была родная сестра Марфы Скорняковой-Писаревой, а Загряжская племянница, происходившая из одного с ней Марфой рода Огаревых, просили то имение, взяв от Графа Чернышева и от Майора Ивана Скорнякова-Писарева, отдать им. Но не смотря на эти споры, вотчинная Коллегия решением своим, состоявшимся 2 Апреля 1761 года, определила: «об отказе доставшегося ему Майору Ивану Скорнякову-Писареву имения послать куда следует указ, в силу которого оное ему 21 Мая того года отказано, при отказе сем найдены живущими на земле Ивовской ее Г-жи Волковой крестьяне, признанные отказником, следующими ему же, Ивану Скорнякову-Писареву, о чем и в отказной книге именно написано; а о части Графа Чернышева никакого суждения в том решении не было, но велено о спорах Волковой и Загряжской, справясь и, выписав доложить впредь Коллегии особо».

В том же 1761 и 1762 годах обе просительницы Волкова и Загряжская умерли, после коих Капитанша Екатерина Федоровна Васильчикова, также из рода Огаревых, поданным в Мае 1763 года в вотчинную Коллегию прошением присвоила это наследство себе, и также просила Лебедянские и Елецкие имения, село Архангельское, Тростяное с прочими справить за ней. Но окончательным решением оной Коллегии посему спорному делу, состоявшемуся 29-го Декабря 1763 года, пунктом 1-м, оное опять утверждено за Графом Чернышевым и раздел его с Майором Иваном Скорняковым-Писаревым оставлен в своей силе. А из пустопорожней земли собственно по покупной вдовой Марфой Скорняковой-Писаревой в Лебедянском уезде по конец дач села Фаустова, (что ныне в селе Архангельском), 22 четверти и в селе Тростяном 50 четвертей, велено наперед выделить указную часть, по пропорции со ста по 15-ти четвертей, что причтется Графу Чернышеву; а остальную отдать в род Огаревых, то есть оставшейся в живых последней просительнице Васильчиковой.

В 1763 году прекратились всякие споры о сем имении, и Граф Иван Григорьевич Чернышев остался единственным владельцем оного, присовокупив к тому еще земли покупкой 18 Ноября 1765 года от Помещика Алексея Дитятева 112-ть четвертей в поле; да у Майора Ильи Лихарева 21 Июля 1768 года 253 четверти; да в 1772 году от Прапорщика Федора Андреева (сколько же числом—не означено).
После смерти Графа Ивана Григорьевича, имение сие досталось сыну его (от второго брака) Действительному тайному советнику Графу Григорию Ивановичу Чернышеву. И когда возникшее общее по Государству генеральное межевание дошло до села Архангельского, то часть земли при оном селе количеством 1349 десятин 132 квадратных сажень, тогда же вымежевана Графу Чернышеву в его особенное единственное владение; а прочие за тем земли села Архангельского в количестве 5108 десятин 2229 сажень, замежевав в одну окружную межу вместе с селом Тростяным, сельцом Гагариным и деревней Неупокоевой (ныне Обедищи), принадлежащими разным владельцам. Причем у них, из примерной земли, 247 десятин отрезано в казну за то, что они после запретительного указа выступили из границ старого своего владения и производили о том споры. В тоже время Граф Чернышев сии 247 десятин просил отдать ему взамен отошедших у него в Елатомском уезде рыбных ловель, так называемыми полянскими водами, которые решением Правительствующего Сената общего собрания первых трех департаментов, изъясненного в указ его Межевой Канцелярии 10-го Мая 1810 года, велено ему, предоставить, которая ему, Графу Чернышеву, и предоставлена, и особый план на нее выдан и хранится ныне при делах вотчинной конторы села Архангельского, Скорняково тожь.

Так как в вышеописанном решении Правительствующего Сената 1801-го и 1802 годов более обсуждался спор собственно о присвоении из особенного владения Графа Чернышева части земли села Архангельского другими владельцами в общее их чрезполосное владение: то все другие земли Графа Чернышева по тому селу и по селу Тростяному, как не относящиеся до той особенно вымежеванной его части, остались до ныне в общем чрезполосном владении вместе с деревней Неупокоевой от Господина первого, приобретенною по купчей от 6 Июля 1783-го Графом Иваном Григорьевичем Чернышевым и присоединенною к селу Архангельскому.

Вслед за тем, 1801-го и 1802 годов от Помещицы села Тростяного Г-жи Хрущевой возник спор об излишне, будто прихваченной ее земле, крестьянами Графа Чернышева и Полковника Давыдова, и потому просила ее дачу от всех владельцев вымежевать особо. Спор сей по определению Правительствующего Сената 26 Марта и 2 Мая 1806 года решением, что о разрешении на каком основании должно оканчивать все подобные споры по именному Высочайшему указу, еще 10 Декабря 1798 года повелено рассмотреть в общем, первых трех департаментах собрании и постановить правила к единообразному действию; но как оных еще не издано: то до издания их заведенное по просьбе Хрущевой дело, уничтожить, производством, тяжущихся оставить каждого при прежнем, бывшем их до подачи от Хрущевой прошения, владении, до того времени пока последует предписание от межевых правительств о приведении вышеописанного решения Правительствующего Сената 1801-го и 1802 годов в надлежащее исполнение. Но окончательно сей спор прекратился в 1808-м году через покупку супругой Графа Чернышева, Графиней Елизаветой Петровной, от дочери Госпожи Хрущевой Статской Советницы Натальи Чертковой, всего ее имения и особо земли в селе Ивово.

По смерти же Григория Ивановича и его супруги, село Архангельское и поселенная против оного за рекой Дон в Елецком уезде слобода Екатерина-Задонская, и слободы: Аннинская и Засосенская до 1837 года состояли в общем владении всех наследниц. Но в 1837 году между ними последовал раздел, по которому слободы Екатерина-Задонская, Аннинская и Засосенская, заложенные в Московском Опекунском совете достались малолетним детям Гвардии Капитанши Александре Григорьевне Муравьевой; а село Архангельское и село Тростяное Генерал Лейтенантше Наталье Григорьевне Муравьевой вместе с особо отмежеванной землей в селе Студенце, дошедшей Графу Чернышеву Ивану Григорьевичу по двум купчим: 1-й от 13 Июня 1757 года от Лебедянского Помещика Ивана Лаврентьева сына Зубарева 30 четвертей, 2-й от 4 Ноября 1760 года села Студенца от помещика Агафона Кузмина Воронова 25 четвертей, с винокуренным заводом и водяной мукомольной мельницей, на которую и план хранится при делах вотчинной конторы.

Все же имение заключается в количестве 863-х по ревизии душ и земли 5311 десятин5. И особо землей села Ивово, дошедшей от госпожи Чертковой в 1808 году вместе с селом Тростяным, которую доныне пашут крестьяне села Архангельского и Тростяного. Да и после сего раздела причислены к селу Архангельскому по указу Воронежской Казенной Палаты от 22 Мая 1837 года за № 6805-м проживавшие в имении г. Плещеевых 5 душ, и особо причислен Орловской губернии и уезда из села Тагина дворовый человек Александр Дунаев, итого составилось 869 душ.
С какого же времени существует на земле Студенецкой мельница и винокуренный завод, к селу Архангельскому принадлежащие, и кем из владельцев они выстроены, сведений по делам вотчинной конторы нет. Но принимая в соображение запись, данную 16 Сентября 1729 года села Студенца от жителя Ермолая Осипова-Комаревцева Полковнику Богдану Григорьеву Скорнякову-Писареву, по коей отданы для построения мельницы в селе Студенце на речке Студенце берега. По описанию тех урочищ, на коих нынешняя мельница существует, делается вероятным, что берега те впоследствии были или куплены, или другим образом приобретены с землей навсегда6. В сей мысли, еще более утверждает вотчинный регламент села Архангельского, данный от Графа Чернышева из коего видно, что завод тот существовал уже в 1757 -м году.

Состав села Скорнякова и число церквей

Село Архангельское и село Ивановское, хотя ныне составляют одно село, но прежде разделялись на два. Это доказывается тем, что в селе Ивановском была особая деревянная церковь, (сломанная в 1810 году), во имя Святого мученика Иоанна воина, (Ангела Графа Ивана Чернышева); а в Архангельском особая тоже деревянная во имя Архангела Михаила. Обе эти церкви в настоящее время не существуют, а на местах, где были их престолы, ныне стоит в селе Ивановском каменная часовня с оградой, близь нынешнего господского дома; а в селе Архангельском, при самом выезде из села по дороге в город Задонск, деревянный крест7. Но когда именно оба те селения соединены вместе, сведений нет. Должно полагать, что при умножении народонаселения и строения дворов, они как близкие между собой соединились сами по себе от времени и расселения новых дворов; или получили сие соединение по воле прежних своих владельцев.

Из двух вышеописанных церквей прежде уничтожилась села Архангельского, по словам священника о. Елисея, очень давно; так как он, поступив в Архангельское священником в 1791 году, ее уже не застал; а существовала в то время церковь села Ивановского и называлась домовой Графов Чернышевых, которая впоследствии была опечатана объезжавшим Епархию Воронежским Епископом Мефодием, как по древности ее, так и потому, что она не имела названия приходской, а домовой. По сей причине была заложена в селе Архангельском новая каменная церковь во имя Архистратига Михаила с приделом во имя Святого мученика Иоанна воина, оконченная в 1812 году, эта церковь существует доныне, и есть приходская как села Ивановского, так и села Архангельского-Скорняково, имеющих ныне один общий непрерывный поселок по реке Дон.

В настоящее время село Архангельское по воле владелицы разделено на три названия: 1-е поселение, занимаемое Господским домом, флигелями, жилыми и избами дворовых людей по дороге к Лебедяни, называется Скорняковым; 2-е поселение, начиная от церкви и продолжая селом по дороге к Задонску до интервала, оставленного для скотского прогону, называется Архангельским; 3-е поселение, начиная от сего места и до конца селения по направлению к городу Задонску, называется Ивановским. Но все сии три участка вместе во всех бумагах, подаваемых в Судебные места, именуются одним общим названием: село Архангельское, Ивановское-Скорняково тожь.

Из книг, хранящихся в вотчинной конторе Г-жи Муравьевой, видно, что село Архангельское, кроме Ивановского, именовалось еще и Крутым; название же Скорняково, вероятно, сохранилось по фамилии прежних своих владельцев Господ Скорняковых-Писаревых; и еще кроме того село Архангельское именовалось Истобное тожь, и названо Елецкого уезда. Из сего надобно полагать, что было особое село Архангельское-Истобное тожь8; ибо настоящее село Архангельское Графов Чернышевых было не Елецкого, а Лебедянского уезда. Сверх того в книгах показано, что село Архангельское была прежде деревня Бушуряново Рогожня тожь; но то ли село Архангельское, что ныне Ивановско-Скорняково тожь, или называлось Архангельским нынешнее село Рогожня Задонского уезда, того по делам не видно.

Изустные предания9

  • В лесах села Архангельского есть довольно большие, на поверхности круглые углубления. Народная молва о них передает, что будто в этом месте некогда жил Атаман разбойник Кудеар со своей шайкой, и на месте этих углублений были сторожевые землянки разбойников.
  • Около села Архангельского и в полях находятся земляные возвышения курганов или сопок. Народное предание отзывается о них различно: некоторые утверждают, что это были маяки войск во время похода Татар на Москву; а другие называют могилами убитых воинов, но в точности неизвестно. По сказанию народа в 18-ти верстах от Архангельского, при соединении реки Дон и красивой Мечи, был стан Татарской Золотой Орды. .

Примечание от автора. В 1859 году в Мае месяце, по воле владельца покойного Генерал Адъютанта Николая Николаевича Муравьева-Карского, один курган в Скорняково подле скотского прогона был поперек разрыт, и в нем найден на глубине 5-ти аршин долбленый дуб в виде гроба длиной около 4-х аршин, и в нем громадного роста скелет человека, лежащего головой на север, а ногами на юг. В гробу, в головах покойника, находились: а) большой глиняный горшок с крышкой и ручкой, в котором были кожаные деньги с печатью; они хоть и сотлели, но печать на них явственно была заметна; б) сбоку головы стальной тесак длиной в 6 вершков, в) костяной рог с медной оправой и кожаной бахромой; г) семь кремневых стрел в 1/2 вершка длиной, на половину черные. Вероятно, это была могила одного из Татарских вождей. В следующем 1860 году в Сентябре месяце был разрыт другой курган, находящийся на самом высоком месте в Скорняковском поле против деревни Засосенской. В нем, на глубине 6 аршин от поверхности земли, был найден дубовый накат громадной величины (1 аршин в диаметре), положенный на крест, и под ним грот, в котором было множество человеческих костей, и несколько медных наконечников на стрелы. Это была, вероятно, могила убитых в сражении воинов. Когда Генерал Муравьев приехал на место сего разрытого кургана, то рабочие, по случаю холода, жгли накат, от которого происходило пламя синего цвета. Подсевший к костру, Муравьев рассматривал найденные предметы с подветренной стороны от костра, что и было причиной того, что он впал в беспамятство. Это произошло, вероятно, от газов, всосавшихся в накат при гниении человеческих тел. Эти курганы были раскопаны за плату 100 рублей серебром крестьянином села Скорняково Степаном Емельяновым Глумовым с сыном Николаем, которые сами от себя нанимали в помощь рабочих. В Сентябре 1880 года Управляющим имением Генеральши Муравьевой Г. Белкиным мне были предъявлены три чугунные картечи, найденные на Скорняковском поле около леса крестьянами во время уборки картофеля. Одна из них была величиной в куриное яйцо, другая в грецкий орех и 3-я продолговатая, толщиной в палец и длиной в 1/2 вершка, которые хранятся как археологическая редкость. Найденные в обоих курганах вещи хранятся в кабинете покойного Генерала Муравьева, вместе со многими древними редкими вещами.

  • На границе, разделяющей владение села Студенца от особого владения в той дачи села Архангельского, около лога Куракинского нередко бывают находимы крестьянами куски железной накипи или изгари. По народному слуху объясняется, что будто в том месте был когда-то чугунный или железный завод; нужную же для него руду брали в дачах села Архангельского в Крутинском верху, где и доселе остались во множестве вырытые ямы, по видимому подтверждающие слухи о добывании там руды.

Оболенский говорил, что, при неоднократном его посещении Крутинского верха против прежнего поселения деревни Гороховки, им были находимы продолговатые куски железной руды, вымытой из гор во время полой воды.

  • По словам священника Елисея Казмина, (умершего в 1854 году), дознано, что церковнослужители села Архангельского прежде владели землей в сельце Копьян (он же Матушкино), отведенное им владельцем оного Г. Бибиковым. Но когда г. Бибиков перешел приходом в село Патриаршее: то и владение земли с сего времени прекратилось. Из Экспликации с плана Генерального межевания сельца Копьян видно, что Священник Захарий Федоров, хотя и присвоил при Генеральном межевании от дачи сельца Копьян по писцовой 1690 года книги 13 четвертей, но оной ему тогда не отведено, по спору поверенных Г. Юрьевой, и земля та на плане показана спорной10.
  • В кладовой, находящейся в левой стороне под колокольней, церкви села Архангельского хранилась собственноручная переписка Императрицы Екатерины с фельдмаршалом Графом Захаром Григорьевичем Чернышевым, вынутая Александром Дмитриевичем Чертковым во время управления его сей вотчиной11.
  • Близь церкви села Тростяного (в 5-ти верстах от Скорняково имение Г. Муравьевой) сохранился доселе надгробный камень с надписью, из коей видно, что под оным погребена Полковница Княгиня Мария Ивановна Мещерская, вероятно, супруга бывшего владельца села Тростяного, Полковника Князя Андрея Мещерского, имевшего в том селе жительство. Это последнее доказывается тем, что князь Мещерский по данному 2 Июля 1752 года в Елецкую Провинциальную канцелярию прошению объяснил, что в отлучность его и жены его дом в селе Тростяном с пожитками некоторыми крепостями и паспортом, об отпуске его из полка погорели. Остатки сего дома (т. е. фундамента) на пашенной земле недалеко от церкви доселе видны.

Происшествия с 1828 года по 1842-й год
Из записей Генерала Муравьева, хранящихся в вотчинной Конторе

  • В 1828 году крестьянами села Архангельского было сделано ослушание против Управляющего Рябышева с причинением ему побоев. О чем производилось дело по Задонским Присутственным местам, решенное в 1831 г. Воронежской уголовной Палатой так, чтоб крестьян, виновных в бое: Рябышева, наказать поркой; а самого Рябышева за жестокое с ними обращение удалить от управления, о чем и прислан Задонскому земскому суду от Воронежского Губернского Правления указ от 8-го Октября 1831 года. По решению же Полковника Скарятина, имевшего надзор за управлениями всеми имениями Графа Чернышева, отдано по сему случаю из обоих участков сего имения, Воронежского и Орловского, в рекруты 40 человек лучших крестьян; от чего их семейства, по словам старожилов, пришли в видимый упадок.
  • В 1830 году в селе Архангельском выбило градом и сильным дождем озимого и ярового хлеба 700 десятин, побило и потопило не малое количество мелкого скота и птицы, и сорвало со строений крыши, о чем было подано в земский суд объявление того же года в Июне месяце. От сего истребления полей крестьяне потерпели в тот год довольно ощутительный голод.
  • 27 и 28 Июня 1832 года в полях сел Архангельского и Тростяного выбито градом озимого и ярового хлеба 4451/2 десятин, о чем к сведению подано в земский суд объявление 2 Июля 1832 года.
  • В 1836 году на святой недели в селе Тростяном, смежным с селом Архангельским, был пожар, начавшийся на дворе тамошнего священника Иоанна Казмина Тростянского, от которого сгорело в том селе 29 крестьянских дворов.
  • В 1838 году, по распоряжению нынешней владелицы Г-жи Муравьевой, поселены для удобнейшего обрабатывания полей в 6-ти верстах от села Скорняково, по дороге, пролегающей в город Лебедянь, при овраге, называемом Обедищи, разделяющем владение ее от владения наследников Г. Давыдова, 12-ть крестьянских дворов, переведенных Елецкого уезда из слободы Екатерины-Задонской, доставшихся из оной по разделу на ее часть. Эта деревня получила название по оврагу Обедищи.
  • В 1839 году в селе Архангельском и окрестных местах был неурожай хлеба как озимого, так и ярового, от чего цены за четверть ржи возрастали до 35-ти и более рублей, за четверть овса до 12-ти рублей, за четверть гречихи до 40 рублей. От сего неурожая крестьяне были доведены до бедственного положения.
  • В том же 1839 году в селе Архангельском случился пожар, от которого сгорело 33 двора. Из числа сих, 5 дворов самых бедных и упражнявшихся более побирательством, чем земледелием, выселены на землю близь села Тростяного, и назван, сей поселок Пружинскими колодцами12. При оном поселке сделана в том же году плотина и вырыты колодцы; а крестьяне снабжены всеми пахотными орудиями. Замечательно то, что пожар сей случился за три дня бываемой в селе Архангельском 30-го Июля ярмарке, т. е. почти в одно же время с пожаром, бывшим 40 лет назад на другой день, сей же ярмарки, и в одном и том же поселке дворов, от которого пожара, как священник О. Елисей и старожилы из крестьян утверждают, сгорело тогда 38 дворов.
    В том же 1839 году в селе Архангельском и других соседних местах свирепствовал падеж рогатого и мелкого скота, от коего погиб почти весь рогатый скот.
    В 1840 году был опять неурожай, но только одного озимого хлеба, а яровой был хорош.
    Но за всем тем крестьяне терпели большую нужду в продовольствии от неурожая озимого хлеба сряду двух лет, т.е. 1839 и 1840 года, и питались в течение наступившего года овсяным хлебом. Год сей был ознаменован еще другими бедствиями: вначале оного оказалась смертность от свирепствовавшей повсеместно цинги; а на лошадей падеж, от коего погибла большая часть лошадей. В том же 1840 году в селе Архангельском последовало межевание через посредника, по которому земля того села и села Тростяного отмежевана от соседнего сельца Гагарино особо; но межевание сие не было утверждено окончательно. До 1853 года земли сии владелись по старому, а не по новому межеванию; а в 1853 году окончено совершенно дело по размежеванию земли с сельцом Чернявским Колодезем, Гагарино тожь, и земли до 1862 года владелись по новому межеванию.
    В 1841 году последовало межевание через посредника по селу Ивову. По сему межеванию отведено во владение села Архангельского 37 десятин пахотной земли и оная уже с весны 1842 года пашется крестьянами села Тростяного по новому межеванию. В этом же 1841 году оказалась опять смертность среди жителей от кровавого поноса, свирепствовавшего в течение лета по всем окрестностям. В том же 1841 году, рожь родилась хорошая, но яровые дочиста пропали из-за непомерной засухи, продолжавшейся почти во все лето.
    До 1841 года в селе Архангельском господского строения имелось: небольшой деревянный домик крытый черепицей, флигель для помещения управителя и приезжих гостей; каменный одноэтажный корпус, где прежде помещалась коверная фабрика; двухэтажный дом, где ныне помещается контора; и избы для помещения дворовых людей, коих число обоего пола простирается за 200 душ; конюшня и скотный двор. А 1841 году окончена постройка нового деревянного дома о двух этажах, с мезонином в третьем этаже, пристроенный к старому дому.
    В 1842 году вновь свирепствовала в селе Архангельском и в окрестных местах цинга, от чего была довольно значительная смертность. А весной того года оказался вновь падеж лошадей, хотя против прошлого года в меньшей степени, но произвел достаточно значительную убыль среди крестьянских лошадей.

Происшествия с 1842 года по 1857-й год13

  • В 1842 году вместо бывшего управляющего Ивана Семина поступил отставной Полковник Григорий Михайлович Кириллов.
  • В 1843 году отстроен каменный цейхгауз с подвалом, и возобновлён колодец, что подле сада и цейхгауза.
  • В 1845 году было большое разлитие воды, на что сделан план, и храниться в домовом архиве.
  • В 1846 году был падеж, от которого у крестьян и дворовых людей выдох скот, а господский уцелел.
  • В 1848 году сгорело в селе Тростяном 5 крестьянских дворов, и было большое наводнение. Вода доходила до господских домов, была в конюшне, в саду, в подвале, что под цейхгаузом и на рижном дворе. На дворне же не была вода, только в двух избах, а в селе в семи дворах. Водой сей было причинено немало вреда крестьянскому скоту и строению, намочило хлеб, потонуло много кур и свиней.
  • В 1848 году была в селе Скорняково холера, которая, начавшись около 20 Июля, до 25 Сентября похитила около 50 человек. Бывали дни, когда выносили по 5 – 6 покойников.
  • В 1850 году вместо Управляющего Григория Михайловича Кириллова поступил отставной майор Илья Никифорович Никифоров.
  • В 1851 году начат каменный скотный двор, имеющий подобие правильной крепости с башнями, бойницами и бастионами, заключающий пространство в окружности около 160 сажень.
  • В 1852 году сгорели в селе Тростяном помещичья Г-жи Муравьевой рига, два овина и караульная изба. В сем же году был падеж, от которого выдох господский скот, а у крестьян и дворовых людей уцелел.
  • В 1854 году сгорел в селе Тростяном Г. Муравьевой скотный двор с двумя избами.
  • В 1855 году сгорели в селе Архангельском (Скорняково тожь) 19-го Июля у помещика 23 скирда ржаного хлеба до 1600 копен; в селе Тростяном у него же 3-го августа 17 скирдов ржаного хлеба до 1570 копен; в Тростяном же 3-го Сентября сгорела молотильная рига, овин, караульная изба и 4 крестьянских двора.
  • В сем же 1855 году было наводнение. Разлитие воды было более 1848 года; подле господских домов и в саду плавали на лодках; лед шел около господского дома и за дворней, в дворне во всех избах была вода; а в селе только в 4-х не была. Сего же года 7-го Июня при сильной буре был град величиной в голубиное, а изредка и в куриное яйцо, который в некоторых местах лежал нерастаявшим до следующего дня; градом выбито озимого хлеба 262, а ярового 45, всего 307 десятин.
  • По случаю войны в 1855 году, в октябре месяце из имения Г. Муравьевой отдано было в ратники 17 человек, которые квартировали и обучались в городе Задонске и в уездах оного, но в походе не участвовали; а по заключении мира, в мае месяце 1856 года, возвращены по домам. На обмундирование сих ратников и на прокормление было доставлено из имения денег 272 руб. серебром, муки ржаной 277 пудов, круп 28 пудов; а для лошадей: овса 2 четверти, сена 38 пудов. Сверх того для Крымской и Южной армии доставлено в г. Бирюч на складочный пункт: сухарей 406 пудов, круп 9 четвертей, овса 74 четверти и для доставки к Севастополю провианта давалось 70 подвод.
  • Генерал-Адъютант Николай Николаевич Муравьев бывший Наместник Кавказа, Главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом и покоритель Карса, получив увольнение от должности, провел зиму с 1856 года на 1857 год в Скорняково.

Происшествия с 1857 года по 1863 год

В сии годы, исключая перемены лиц служилого духовенства при приходской Архангельской церкви и события 19 февраля 1861 года, особенных происшествий в селе Скорняково мало произошло; некоторые сведения при сем прилагаются:

  • 6 Августа 1858 года умер приходский священник Михаил Феодорович Казмин. Он прежде был причетником в селе Избищах Задонского уезда, потом переведен в село Скорняково. Здесь, произведшись в Диакона, через полтора года и именно в 1844 году рукоположен в священника, на место престарелого деда своего О. Елисея Саввича Казмина, умершего в 1854 году. Должность проходил священническую 15 лет, знаков отличий не имел никаких; образования Семинарского тоже не имел. Впрочем, был начитан, знал хорошо церковную службу, должность проходил с усердием и примерно, и был за свою трезвость и поведение уважаем прихожанами. Он заболел 23 Апреля 1858 года параличом, от чего и умер. На место сего священника Казмина определен для исправления должности еще при жизни его викарный священник Василий Адамов; но он пробыл всего только 3 месяца: соскучился и отправился к сыну в Воронеж, где он и исправлял должность викарного священника. После него в сем же году 5 Сентября поступил викарным священником Димитрий Кузнецов, до сего времени бывший на приходе в селе Дмитряшевки Землянского уезда. Этот священник, был престарелых лет, пробыл при сей церкви недолго (один год). По частной жалобе Генерала Муравьева за нетрезвую жизнь он был от места отрешен, а на его место в 1859 году в октябре месяце был прислан тоже викарный священник Павел Куликовский, который и исправлял должность до февраля месяца 1860 года. Сей священник, будучи вдов и имея 4 детей, вел жизнь нетрезвую. Имея полное семинарское образование со званием студента, сначала сей священник был, принимаем и уважаем Генералом Муравьевым; но впоследствии его постигла участь, как и предшественника: он быль переведен по его просьбе священником в село Варваровское Борки тожь, Задонского уезда; но там, пробывши несколько месяцев, низведен был на причетническую должность в Карачунский приход, где и умер.
  • В Феврале 1860 года поступил в Скорняково викарным священником Евграф Богатиков, бывший на приходе в селе Борках Задонского уезда и уступивший свое место сыну Петру. Сей Священник, не смотря на то, что был престарелый и не имел Семинарского образования, был очень хороший пастырь. Сиротское семейство Казмина до сих пор помнит его благодеяния, и помещик Г. Муравьев очень часто приглашал его к себе для собеседования. Но он пробыл в Скорняково очень недолго: 5 Октября того же года он умер от холеры, поболевши только одну ночь. Похоронен священник Богатиков близ церкви в церковной ограде.
  • В Декабре 1860 года поступил викарным священником Василий Усердский. Он прежде был в приходе села Лопаток Задонского уезда; но, уступив место зятю, поступил в заштат. В селе Скорняково он пробыл до Февраля 1863 года. Этот священник, бывши приходским священником в селе Лопатках, проходил должность депутата, и имел знаки отличия: набедренник, бронзовый крест за войну 1853—1856 годов и бронзовую медаль на Андреевской ленте, умер он в селе Лопатках у зятя.
  • 9 Января 1863 года вторая дочь священника Казмина вышла в замужество за воспитанника Орловской семинарии Василия Иванова Вуколова, за которым указом Воронежской Духовной Консистории, по резолюции Высокопреосвященного Архиепископа Иосифа, и было утверждено настоящее священническое место в селе Скорняково. Отправившись после брака в город Воронеж для рукоположения в священника, Вуколов по произведению в Диакона заболел горячкой и вскоре умер, оставив после себя вдову. Поэтому Преосвященнейшим Иосифом и было зачислено священническое место в селе Скорняково за 3-ей дочерью умершего священника Михаила Казмина Ольгой, которая вышла в замужество за воспитанника Воронежской семинарии Василия Оболенского 18 Августа 1863 года. Произведен в священника 26 Августа сего же 1863 года. До того же времени с 1-го февраля исправляли службу в церкви и требы у прихожан села Скорняково священники соседних сел: сперва Тростяного и Калинина, а потом села Патриаршьего Богоявленской церкви.

1. В настоящее время, к приходу села Скорняково принадлежит только половина сей деревни временно обязанных крестьян Помещицы Прибытковой, урожденной Полозовой; а другая половина крестьян собственников принадлежит приходом в село Патриаршее. Это бывшие крестьяне г. Бибикова.

2. В настоящее время, жители этой деревни не имеют где главы полонить. Бывший их Помещик, Князь Л. С. Волконский около 10-ти лет тому назад, по утверждении уставной грамоты, вырезал им другую отдельную землю, вопреки их желанию, куда по недостатку воды и дурной земли жители не согласились добровольно выселиться. Тогда он через Полицию понятыми сломал их дома, вывез все строения на отмежеванную им землю, откуда строения жители воровски перевозили в город Елец. Теперь жители деревни Гороховки живут с семьями в услужении в имении Генеральши Муравьевой; а где назначено быть новой деревне, находится бурьяном поросшее поле.

3. Титула Царского тогда такого еще не было; но в подлинных записках Генерала Муравьева так сказано.

4. Копия с Именного указа 16-го Ноября 1749 года.

5. Дочь покойного Графа Григория Чернышева, вышедшей в замужество за Генерала Николая Николаевича Муравьева-Карского. Раздельный акт 1837 года Апреля 14-го.

6. Сохранилось народное предание, что на Студенецкой земле однажды найдено мертвое тело неизвестного человека. А так как в старину было в обязанности отвечать за мертвое тело перед Правительством тому, на чьей земле оно найдено, и это сопровождалось страшным убытком: то жители Студенца (вероятно Нижнего) и отказались от сей земли, боясь расходов и ответственности. А как по смежности была же земля Помещика Скорнякова-Писарева, и ему ничего не стоило прибрать это убитое тело: то он и объявил эту землю своею, и похоронил за свой счет тело; а похоронив, присвоил себе и землю. Это предание в окружности известно многим.

7. Это говорится в отношении к 1842 году (см. выше); а я, поступивши священником в село Скорняково в 1863 году, не застал сего креста: он (как мне сказывали) от ветхости сгнил; а медный верхний крест отдан для хранения в дом Генерала Муравьева, и я его там видел. В настоящее время самое место престола, Св. Архангела Михаила церкви, неизвестно; а существует только одно кладбище, занесенное илом во время полой воды.

8. В последствии мною узнано, что село Архангельское Истобное тожъ есть село Калинино Архангельской церкви, которое так и называлось по Храмовому празднику и большому оврагу Истобному.

9. Записаны в 1842 году дочерью Генерала Александрой Николаевной Муравьевой.

10. 1865 года дело о сей земле было вновь заведено священником. Оболенским, по совещанию с Генералом Муравьевым. Но так как, по превращению владения сею землею церковнослужителей села Скорняково, им вновь было вырезано из имения Г. Муравьевой такое же количество 1833 года: то заведенное дело не имело своей силы, и оставлено без последствий. Хотя и имелся при сем в виду план генерального межевания, хранящийся у М. П. Полозова, 1808 года, где во владении земли Гг. Бибиковых означено для церковнослужителей села Скорнякова 11 десятин. В последствии времени это дело несколько выяснилось. В 1866 году при размежевании владельцев: г.г. Бибиковых, Полозова и Князя Болконского с временно обязанными их крестьянами были по повестке. от г. землемера приглашен депутатом села Скорнякова священник В. Оболенский, который при утверждении плана размежевания, по своей неопытности (ему тогда было 23 года.) не заявил претензии со своей стороны. Хотя при размежевании и оказалась излишняя земля в количестве 11 1'/2 десятин, но она при акте не была упомянута;--и достались Н А. Бибикову—Воргольскому, тут же была продана Князю Л. 0. Волконскому. Это Дело недавно-минувших времен. Молодым священникам будет вперед подобный случай уроком..

11. Очень жаль, что по небрежности настоятелей церквей подобные письменные редкости: бесследно исчезают

12. Ныне в окружности известен сей поселок под именем Черкесов по утесистой и гористой местности.

13. Из собственноручных записей А.Н. Муравьевой

Лаймстоун Парк Лайм Парк